Форма входа

доллар +0.27 евро +0.42
...
прогноз на 5 дней
-13 oCпасмурно
Друзья! Первый городской информационный портал www.volochek.life перешёл на новую платформу. Пользоваться порталом стало удобнее, навигация по порталу стала понятнее, а рекламное размещение стало дешевле. Вы сможете самостоятельно разместить новость, объявление или написать о проблемах Вышнего Волочка. Город ждёт от вас новостей!

Казанский собор Казанского женского монастыря

phone +7 (996) 134-58-73
clock С 7:00 до 20:00
adress улица Сиверсова, Вышний Волочек

«Вы подавали мне план на каменную церковь?»

Казанский собор Вышневолоцкого Казанского женского монастыря и его история. К 150-летию Вышневолоцкого Казанского женского монастыря

Казанский собор Вышневолоцкого монастыря с самого момента своей постройки не оставлял равнодушными никого из путешественников, побывавших в обители. Так в 1885 г. во время посещения монастыря Великим Князем Владимиром Александровичем Романовым его спутники так отзывались о соборе: «Женская община в последний год царствования Александра II обращена в монастырь. В нем около 500 инокинь, которые по приезду Великого Князя стояли шпалерами от въездных ворот до самого храма; глубокие поклоны их темных рядов справа и слева, пение хора, предшествовавшего Его Высочеству, множество народа и надо всем этим новая, красивая, в стиле Возрождения, со многими куполами, построенная соборная церковь представлялись очень картинно».[1]

Предшественником собора был домовый Казанский храм в новоучрежденной в 1872 г. Казанской женской общежительной общине. Он располагался в двухэтажном корпусе, стоявшем на месте нынешнего игуменского корпуса обители. «Домовая церковь во имя Казанской Божией Матери, зданием снизу до половины каменная, а к верху деревянная, с хорами и келиями, длиною 13, а шириною 6 сажен, покрыта железом»[2], - так описывается здание храма в 1880 г. И корпус и храм устроил на свои средства благотворитель обители вышневолоцкий и валдайский уездный предводитель дворянства князь Арсений Степанович Путятин. В «Сведениях о Казанском Вышневолоцком женском монастыре» о нём и об этом храме есть такие строки: «1872 г. декабря 23. Разрешено Князю Путятину поставить иконостас в домовой церкви общины»[3].

 
 
Казанский собор Вышневолоцкого Казанского женского монастыря
 

 

В записках Тверского архиепископа Саввы (Тихомирова) есть сведения об освящении первого Казанского храма обители: «К февралю 1873 г. домовая церковь была готова, и 11 числа сего месяца, по благословению преосвященнаго Филофея, архиепископа Тверского, была освящена в честь Казанской иконы Божией Матери Благочинным монастырей Новоторжскаго Борисоглебскаго монастыря архимандритом Антонием…»[4].

От идеи строительства до закладки собора. Архитекторы А.С. Каминский и П.Ф. Фёдоров.

С дальнейшим развитием Казанской общины и увеличением количества сестер появилась первая задумка о постройке обширного каменного соборного храма. Автором идеи постройки стал бывший тогда на Тверской кафедре владыка Филофей. Основательница общины игумения Досифея свидетельствует в своих воспоминаниях: «Поехала я в конце 1875 г. в Москву к благодетелям просить милости у них на великия нужды; и заехала ко владыке Филофею в Тверь на благословение – и на две недели взять паспорт. Владыка спросил меня: «Зачем ты в Москву едешь?» Я говорю: «К благодетелям, по великой своей нужде». А владыка спросил: «Вы подавали мне план на каменную церковь?». Я отвечала: «Нет, владыка, не подавала; не смела и думать»; а владыка повторил: «Мне помнится, что подавали». Я услышала, что он повторяет, упала в ножки к нему и говорю: «Благословите, святый владыка. Я верую, что за ваши святительские молитвы Царица Небесная укажет благодетелей». А владыка сказал: «Благословение Господне да будет на всякое благое дело, начинаемое вами». И так ушла я от владыки с полной верой, что Царица Небесная укажет благодетелей на каменную церковь»[5].

В Москве монахиня Досифея остановилась в доме купца Григория Германовича Германова, бывшего старостой храма свв. Адриана и Наталии. Ходила по благотворителям и собирала средства на устройство обители. Наконец, зашла она к одной купчихе.

«Купчиха приняла в залу, - продолжает свои воспоминания Досифея, - посмотрела мои бумаги, оглядела меня и заплакала: вот в провинции какие бедные начальницы! И расспросила меня обо всем, - как я пришла, и много ли теперь сестер. Я сказала, что уже 90 сестер; она спросила: «А церковь есть каменная?». Я говорю: «Нет, а только деревянная домовая», а она сказала: «Что за монастырь, если каменной церкви нет! Вот вам остальные десять тысяч; начинайте каменную церковь»[6]. Эти первые деньги и легли в основу строительства будущего величественного собора – одного из символов Тверской земли.

14 января 1877 г. новому Тверскому архиерею – архиепископу Алексию было подано два прошения: от учредителя общины, князя Арсения Степановича Путятина и от настоятельницы монахини Досифеи. Оба они касались одного предмета – дозволить строительство в обители каменного храма[7].

Князь А. С. Путятин заказавший проект храма известному московскому архитектору Александру Степановичу Каминскому[8], отметил в прошении, что берется устроить храм на изысканные им средства.

 
 
Архитектор А.С. Каминский
 

 

25 января Тверское губернское правление рассмотрело приложенный к прошению монахини Досифеи проект и потребовало доставить «план и разрез» здания храма.[9] Имя автора проекта фигурирует в письме доверенного лица московского архитектора Александра Степановича Каминского, отправленного со станции Бологое Вадайского уезда Новгородской губернии: «…возвращение чертежей произошло от недоставления архитектором г. Каминским продольного разреза и пояснительной записки по построению означенной церкви, в дополнение чего принимаю смелость иметь честь препроводить при сем к Вашему Высокопреосвященству все чертежи эти в полном их составе и с их полный же экземпляр точных копий на прозрачном коленкоре для строительной комиссии и при них пояснительную записку архитектора Каминского…».[10]

Строительное отделение губернского правления, в которое Консистория снова передала на рассмотрение проект храма, разрешило строительство 29 апреля 1877 г. В тот же день владыка подписал и храмосданную грамоту[11]. К сожалению, ни сам проект, ни его копию отыскать в архивах пока не удалось. Они многое могли бы прояснить в ходе мыслей архитектора А.С. Каминского по построению Казанского собора. Так, например, главный купол собора имеет своим аналогом купол часовни вмч. Пантелеимона у Владимирских ворот на Никольской улице (1881-1883 гг., ныне утрачена)[12]. Архитектор в проекте этого знакового здания Москвы и одной из доминант Китай-города продолжает традицию, заложенную им в здание Казанского собора в Вышнем Волочке. Кроме того, неясным остаётся вопрос – был ли сам А.С. Каминский в Казанском монастыре при обследовании грунта под собор, т.к. последующие события показали технические просчеты, допущенные при проектировке фундамента собора. Неясно остаётся, проектировал ли интерьеры собора сам Каминский или же авторство в интерьерах собора остаётся за непосредственным исполнителем работ в Казанском монастыре – архитектором П.Ф. Фёдоровым.

В сведениях, собранных в архиве владыки Саввы (Тихомирова) мы находим любопытное уточнение: «Апреля 29 дня 1877 г. разрешено строить каменный соборный храм во имя Казанской иконы Божией Матери по проекту, составленному Московским архитектором Каминским, исполнение же проекта поручено было Тверскому архитектору Фёдорову»[13]. Это весьма важное уточнение. Так мы обнаруживаем новое имя в истории Казанского женского монастыря – тверского архитектора Петра Фёдоровича Фёдорова.

Пётр Фёдорович связан с Вышним Волочком не только своей деятельностью в Казанском женском монастыре, но и местом рождения. Биография его весьма запутанная. По некоторым данным он принадлежал к знатному польскому роду Корицких и родился в семье выдающегося русского изобретателя, механика, гидротехника, автора реконструкции и директора Вышневолоцкой водной системы Осипа Ивановича Корицкого (1778-1829 гг.). Есть предположение, что Пётр Фёдорович был незаконнорожденным сыном, а свою фамилию и отчество получил по своему крёстному отцу. В метрических книгах Петропавловского храма Вышнего Волочка, в приходе которого проживал «инженер полковник Иосиф Корицкий» и его дворовые люди, записей о появлении на свет и крещении его незаконнорожденного сына за 1827 г. нет.[14]

Окончив Гатчинский межевой институт в 1843-1848 гг. он определяется помощником гражданского инженера в Пермскую Палату Государственных имуществ. С 23 сентября 1848 г. переводится гражданским инженером в Тверскую палату госимуществ. В 1858-1859 гг. Фёдоров принимает участие в окончании строительства Тверской мужской гимназии уже как архитектор. После ликвидации палаты госимуществ Пётр Фёдорович направляется на службу в строительное отделение Тверского губернского правления, где в 1868 г. составляет план застройки территории между Тверью и Николаевской железной дорогой, который сохраняется и поныне на карте Твери.

1871 г. – Фёдоров избирается гласным городской думы Твери. В первом составе городской управы заведует городским хозяйством, а с 26 мая 1873 г. становится тверским городским архитектором. После, в 1893 г., Фёдоров станет епархиальным архитектором.

Наиболее значимыми постройками Фёдорова в Твери являются: Аваевская больница, Реальное училище (ныне здание ТГОМ), перестройка гостиного двора под здание общественного собрания и городской управы (ныне здание Тверского драмтеатра).

 
 
Архитектор Пётр Фёдорович Фёдоров
 

 

В 1886 г. Фёдоров получил орден святого Владимира IV степени и потомственное дворянство на фамилию Фёдоров. Сын Петра Фёдоровича – Александр Петрович так же станет городским и епархиальным архитектором Твери[15].

С Казанской иконой Пресвятой Богородицы Петра Фёдоровича свяжет строительство придела в Покровской церкви города Твери. В 1873-1874 гг. он возведёт северный придельный храм в честь Казанской иконы и свт. Афанасия Великого, а в 1884-1885 гг. – он для этого же храма построит колокольню[16].

Благодаря обнаружению записок из фонда владыки Саввы мы впервые можем говорить о новой неизвестной ранее работе архитектора Фёдорова в Казанской женской общине Вышнего Волочка. Именно ему было поручено исполнение проекта Александра Степановича Каминского. Судя по всему, сам Каминский в Казанской женской общине если и был, то только при проектных работах. Надзор и исполнение проекта легли на плечи архитектора Петра Фёдоровича Фёдорова. Так он снова оказался в городе своего детства, где жили его родители.

Не всё задуманное шло гладко. Вышневолоцкий купец А.А. Китайцев, подрядившийся купить землю и устроить кирпичный завод, получив деньги, кирпич сделал бракованный – не прожженный до конца. Начался суд, в котором пришлось принять участие князю А.С. Путятину. Суд решил передать кирпич общине и продать его с аукциона[17].

Закладку храма решили приурочить к празднованию Казанской иконы Божией Матери. В документах того периода сохранилось краткое упоминание этого момента: «1878 г. июля 8 дня в храмовый праздник общины при многолюдном стечении богомольцев совершена была на заготовленном фундаменте закладка обширного храма по проекту Московского архитектора Каминского»[18].

Возведение стен собора и его освящение.

Дальнейшие работы по устройству фундамента сопровождались серьёзными трудностями. Казанский собор строили на краю болота, откуда начиналась некогда река Тверца и проходил в древности волок. И если архитектор Каминский считал, что сваи не понадобятся, то на практике всё оказалось иначе. Прокопав четыре аршина под рвы, обнаружили, что дальше идёт сплошная жижа и надо бить сваи. Сваи пришлось забивать на десять аршин в землю. На работах присутствовало полторы сотни человек. Отведенные деньги кончались, и подрядчик предложил остановить работы.

 
 
Часовня Вмч. Пантелеимона на Никольской улице в Москве. Арх. А.С. Каминский.
 

 

Матушка Досифея вспоминает: «Видя такое стесненное положение, горько плакала, и думала в себе: «Как оставлять? Какие ямы нарыты! Если оставить их, то водой зальёт, и снегом зимой занесет; что же тогда будет?». В это самое время подходило к концу строительство Успенского храма в монастырской киновии в Спирове. На поднятие креста прибыла одна из благотворительниц купчиха А.А. Попова. «Купчиха Попова, видя, что я всё плачу, - продолжает свой рассказ Досифея, - спросила меня: «Что же ты всё плачешь?». Я объяснила её скорбь свою; а Попова опять спросила: «Сколько же надо ещё на бут?». Я отвечала: «Пять тысяч». Тогда она говорит: «Не плачь, я дам»[19].

Бутить фундамент собора окончили 21 октября 1878 г.[20] Весной следующего 1879 г. приступили к постройке цокольного этажа храма, где позднее разместится «пещерная» церковь в честь пророка Божия Илии. Чертеж иконостаса предположительно так же составил Пётр Фёдорович. 5 марта 1879 г. было получено разрешение епархиального начальства на постановку иконостаса в нижней церкви пророка Илии[21]. Но снова трудности: помощница монахини Досифеи Мария Ивановна Короткова с полутора тысячами рублей отправилась в Петербург за цементом для цоколя, но денег не хватило, и контора отказалась давать цемент в долг.

И тут на помощь пришёл Санкт-Петербургский купец Ефрем Никифорович Сивохин.

В это время он приехал в обитель вместе с супругой Неонилой Афанасьевной. Произошла встреча и с монахиней Досифеей и с князем Путятиным. Сивохин вручил матушке две тысячи рублей со словами: «Более ничего нам не надо и ничего не желаем, земного богатства у нас довольно»[22]. Матушка вспоминает: «Я плакала и просила милости, что бы он купил нам цементу для бута и цоколя. Спаси Господи, не отказался. Цементу прислано было от Сивохина на две тысячи. Слава Богу, и цоколь поставили под собор»[23].

 
 
Казанский собор. Вид с колокольни монастыря
 

 

Вскоре подняли и стены до самых окон, но закончился кирпич и всё тот же Ефрем Никифорович купил пятьсот тысяч кирпича для собора. Попытки обратиться за кирпичом к вышневолоцкому купцу Софронову обернулись неудачей. Об этом вспоминает сам Ефрем Никиффорович: «Однажды приезжаю я в обитель и вижу: матушка плачет, подрядчик плачет и рабочие плачут. «Что такое?» – спрашиваю. Мне говорят: «Да вот кирпичу нет; было куплено 500 тысяч, да весь вышел, а еще только по окна собор то сделали». А рабочих было человек 300, все без дела. «Что же вы думаете?» – спросил я. «Да сами не знаем». – «А есть ли где кирпича – то купить?» «Есть, - говорят, - у купца Ермакова на фабрике продаётся». «А по чём?» – «13 рублей тысяча; а если побольше взять, то и подешевле можно купить».

Я вижу, что это цена сходная, потому что у нас в Петербурге кирпич по 18 и по 20 рублей тысяча; говорю матушке: нет ли у вас лошадки – к Ермакову съездить? Матушка приказала заложить лошадь; и мы вместе с ней отправились на фабрику. На фабрике я спрашиваю: «Есть ли кирпич и по чем?». Мне говорят: «13 рублей, а если побольше возьмёте, то можно и выступить». Я говорю: «Мне побольше надо». - «А сколько?» - «Да тысяч пятьсот». Матушка так и упала мне в ноги. И я купил пятьсот тысяч по 12 рублей за тысячу»[24].

Иосиф Иосифович Колышко, побывавший в Казанском женском монастыре в 1887 г. лично побеседовал с матушкой Досифеей. Из её слов и слов свидетелей событий он составил своё довольно критичное впечатление об истории монастыря и укладе жизни в нём. Он же упоминает и фамилию ещё одного благотворителя при постройке собора: «Люди говорят, что был некий купец Воронич, которому собор обошелся до 200 тыс. руб. Но, как бы там ни было, красивый собор стал посреди обители, на месте тундр и болот, и мать Досифея вполне в праве им гордиться».[25]

Он же оставил и описание Казанского монастыря и собора: «Казанский монастырь виден тотчас по выезде из города. Он раскинут большим четвероугольником в плоской котловине и открыт со всех сторон. За ним местность заметно подымается и в отдалении, на склоне, красиво виднеется ограда и красные ворота городского кладбища. Это кладбище отдано городом в распоряжение монастыря. Монастырь не имеет ограды. Эту ограду заменяют все постройки монастыря, тесно поставленные по всем четырем сторонам и соединенные ещё забором. Собор по внешности представляет очень красивое сооружение. Он почти квадратный, весь белый, с большим куполом посередине и с множеством маленьких куполов, кругом его расположенных с большим вкусом. Эта оригинальная постановка куполов, стоивших больших денег, бросается однако в глаза своей непрактичностью. Нужны не маленькие средства, что бы поддерживать хотя в приличном виде такое множество куполов».[26]

 
 
Князь А.С. Путятин. Портрет работы А.Г. Венецианова
 

 

Вместе с восхищением количеством и постановкой куполов, И.И. Колышко довольно критично отозвался о внутреннем пространстве собора: «Собор – единственное сооружение в монастыре, стоящее внимания, хотя только извне. Внутренность его тесна и как-то странно сжата; над большей половиной храма висят хоры, производящие не совсем приятное впечатление. Иконостас и вся живопись новые, блестящие, но заурядные, без следа художественности».[27] Уже в этих наблюдениях современника заметно, что проект внешней отделки собора выполнен одним архитектором, а его внутренне убранство – другим. Чертеж главного иконостаса вероятно составил Пётр Фёдорович Фёдоров. Судя по тому, что утверждён чертеж был только 30 августа 1879 г., Каминский вряд ли участвовал в его создании. В тот же день утвердили и «список икон, предназначаемых для поставления в этом иконостасе»[28].

В описях Казанского женского монастыря, составленных при последней настоятельнице обители игумении Амвросии в 1919 г., сохранились сведения об иконостасе Казанского собора, которые помогают восстановить его внешний облик.

«Предалтарный иконостас деревянный, выкрашенный белой краской, - писала матушка Амвросия, - в пять ярусов. Первый ярус двенадцать больших икон и местных: Спасителя и Божией Матери в сребро-позлащённых ризах. Второй ярус двенадцать малых икон. Третий ярус двенадцать больших икон и одна маленькая. Четвертый ярус тринадцать больших икон. Пятый ярус шесть малых икон и одна большая»[29].

Кладку собора окончили осенью 1879 г. В октябре наступил день расчета с рабочими. Деньги для расчёта дал ещё один благотворитель обители Московский купец Григорий Германович Германов. Две тысячи пудов железа для кровельных работ купил Ефрем Сивохин, он же заказал кресты и иконостас[30].

По записям в «Книге неокладных монастырских сумм» по пожертвованиям купца Сивохина можно проследить историю постройки Казанского собора обители. «В 1880-м и 1881 годах для строящегося собора: на кирпич – 13 000, на цемент – 2.000. На железо для крыши собора 1360… В 1882 г. Сивохиным уплачено: за 19 вызолоченных крестов на собор 12.000, за иконостас с иконами 17.000, за колокол в 365 пудов – 7.000, церковной утвари и облачений священнических и диаконских от г. Сивохина пожертвовано на 4.000… На решетку чугунную перед иконостасами 600»[31].

Внешнюю отделку Казанского собора в Казанской женской общежительной общине закончили в 1880 г. Это было настолько торжественное событие, а здание храма настолько величественным, что Ефрем Никифорович заказал литографию Казанского собора, изображающую собор с западной стороны. Она называлась «Вид новостроящегося каменнаго храма Казанской Божией Матери с нижнею церковию во имя Святаго славного пророка Илии»[32]. Это первое известное нам изображение Казанского женского монастыря и Казанского собора и одно из немногих изображений Вышнего Волочка 80-х гг. XIX века.

«Окончательно сооружен и начисто отделан, длиною 24, а шириною 14 сажен, каменный соборный храм, - сообщала «Ведомость о Казанской общине» за 1880 г., - внутренняя отделка успешно продолжается»[33].

«Нужно было в соборе штукатурить, Ефрем Никифорович Сивохин велел штукатурить внутри, и купил алебастру, а штукатурам нужно было за работу десять тысяч, - вспоминает матушка Досифея, - Штукатурные работы кончили к Покрову Пресвятой Богородицы и требовали денег… Ефрем Никифорович дал пять тысяч, да Фёдор Иванович Буров Кронштадтский – тысячу, да Михайла Иванович Пожарский – две тысячи, да Елена Филипповна тысячу поусердствовала»[34].

 
 
Игумения Досифея (Салтыкова)
 

 

Так на средства благотворителей продолжалась отделка собора. В 1882 г. на Фоминой неделе начали настилать полы, деньги на начало работ снова выделил Ефрем Сивохин. В планах было освятить собор к храмовому празднику Казанской иконы Божией Матери, но работы растянулись до начала августа. «Хотя и с великими скорбями и нуждами, - вспоминает игумения Досифея, - собор продвигался вперед; полы настилали, и рамы были вставлены со стеклами; а иконостас ещё ставился медленно. Я поехала в Боровичи по благотворителям. Царица Небесная послала полторы тысячи. И вдруг приезжает наш великий благотворитель Ефрем Никифорович Сивохин. Много ему труда было – побудить иконостас поскорей поставить… Иконостасчики поспешили к 8 числу августа. Так было назначено»[35].

Накануне освящения 7 августа приехал владыка Савва. Осмотрев обитель и собор, он произнёс: «Хорош собор». Вечером владыка совершил богослужение уже в новом соборе. «И мы стояли, - вспоминает матушка Досифея, - вне себя от радости, что дождались такой милости Господней – то, о чем не смели и думать, то теперь своими глазами видим»[36]. Утром 8 августа состоялось торжественное освящение соборного храма. За богослужением молились и благотворители обители и создатели храма. Торжество было всенародным.

Ведомость о храмах Казанского женского монастыря за 1884 г. сообщает: «Соборный храм каменный холодный. Заложен Высокопреосвященнейшим Евсевием Архиепископом Тверским 1878 года июня 21 дня и старанием Настоятельницы монастыря Игуменьи Досифеи на сумму тайных благотворителей окончен строением и отделкою в 1882 г. В нём престол один в честь иконы Казанской Божией Матери, освящен Высокопреосвященнейшим Саввою Архиепископом тверским 1882 г. августа 8 день» [37].

Архитектор Пётр Фёдорович Фёдоров с честью завершил строительство Казанского собора в Вышневолоцком Казанском женском монастыре. Но это не единственная его постройка в обители. На найденном нами в Тверском государственном архиве проекте на постройку колокольни Казанского женского монастыря есть его автограф, говорящий о том, что величественная колокольня обители возведена по его чертежам. Наблюдал за строительством и освидетельствовал колокольню инженер-архитектор Василий Иванович Кузмин, имя которого удалось восстановить в исследовании «Храм-колокольня в Казанском женском монастыре и её архитектор»[38].

 
 
Роспись купола Казанского собора. Сохранившиеся фрагменты
 

 

Так, теперь мы можем говорить о возвращении из небытия к памяти имени человека, под надзором которого строился один из архитектурных символов Казанского женского монастыря, а так же возведена и колокольня Казанской обители – тверского архитектора Петра Фёдоровича Фёдорова. А благодаря записям, собранным и сохраненным владыкой Саввой (Тихомировым) мы теперь можем в подробностях восстановить историю строительства и опубликовать первое изображение одного из красивейших храмов России в честь Казанской иконы Божией Матери.

Судьба «пещерной» церкви.

В заключение стоит сказать несколько слов о судьбе нижнего «пещерного» Ильинского храма в монастыре. В ведомости 1884 г. указывалось: «Под сим соборным храмом устроена пещерная церковь теплая с одним престолом в честь Пророка Божия Илии и по благословению Высокопреосвященнейшего Саввы Архиепископа Тверского освящена Новоторжским архимандритом Антонием 29 декабря 1882 г. В сей пещерной церкви по освящении возможно было служить только до апреля месяца, а с апреля по чрезмерной сырости и удушливости воздуха никакого богослужения не совершалось»[39].

В «Сказаниях о Казанской женской общежительной обители» есть описание дальнейшей судьбы этого храма, задуманного в цокольном этаже Казанского собора.

«Когда строился соборный храм, - пишут составители «Сказаний…», тогда внизу под сводом его, устроена была так называемая пещерная церковь во имя пророка Божия Илии, и освящена была 29 декабря 1882 г. по благословению Высокопреосвященнейшаго Саввы, архиепископа Тверскаго и Кашинскаго, архимандритом Новоторжского монастыря Антонием. Храм этот устроен был на пожертвования Тверскаго купца Ильи Андреевича Богданова. Но впоследствии усмотрено было, что воздух в этом подземном храме до того сыр и удушлив, что продолжать службу не было возможности. Поэтому храм был нарушен, а иконостас и все принадлежности храма перенесены во вновь устроенный храм в больничном и богадельном корпусе. На устройство этого последняго храма пожертвовал три тысячи рублей Вышневолоцкий купецкий брат Василий Соловьёв».[40]

Больничный корпус был выстроен в три этажа, в нем помещались больница и богадельня. Новая церковь была освящена в честь Пророка Илии и великомученика Пантелеимона. Интерьер этого храма так же особо описала в описи Казанского монастыря игумения Амвросия в 1919 г. «Однопрестольная домовая церковь в больничном корпусе, - писала матушка. – Алтарь. Престол и жертвенник деревянные. Запрестольные крест и образ Божией Матери живописные. Большой запрестольный образ венчание Божией Матери в позлащенной раме. Небольшие две иконы Несение Креста и моление о чаше. Семь небольших икон. У престола семисвечник металлический. Два небольших подсвечника. Стеклянный подсвечник на жертвеннике».[41]

Иконостас храма, перенесённый из «пещерной» церкви, описывался следующим образом: «В первом ярусе шесть больших икон. На двух местных иконах Спасителя и Божией Матери венцы, один серебряный, другой металлический. Во втором ярусе семь круглых малых икон». В настоящее время здание больничного корпуса сохранилось лишь на половину – его первый кирпичный этаж. Второй этаж из-за ветхости разобрали. Однако с возрождением монашеской жизни в Казанском женском монастыре возродится и больничный корпус обители с его Ильинско-Пантелеимоновским храмом.

 
 
Казанский собор. Вид с запада
 

 

[1] К. Случевский. По северу России. Путешествие Их Императорских Высочеств Великого Князя Владимира Александровича и Великой Княгини Марии Павловны в 1884 и 1885 годах. Том I. СПб. Тип. Эдуарда Гоппе. 1866. – С. 147-148.

[2] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре. Сведения об основании монастыря, составленные Саввою (Тихомировым) архиепископом Тверским// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 116.

[3] Там же, Л. 70 об.

[4] Там же, Л. 7.

[5] Сказания о Казанской женской общежительной обители близ г. Вышняго Волочка Тверской епархии, Тверь, 1890. - С. 81-82.

[6] Сказания о Казанской женской общежительной обители близ г. Вышняго Волочка Тверской епархии, Тверь, 1890. - С. 81-82.

[7] Там же, С. 84.

[8] Ивлев Д. Неизвестные памятники А.С. Каминского в Вышневолоцком уезде Тверской губернии. Архитектор Александр Каминский (1829-1897). Образы времени в архитектуре второй половины XIX в. Материалы научной конференции. Издательство Главного архивного управления г. Москвы. 2012. – С. 173.

[9] Казанский женский монастырь. 1877 г.// ГАТО. Ф. 205. Оп. 1. Д. 5. Л. 10.

[10] Казанский женский монастырь. 1877 г.// ГАТО. Ф. 205. Оп. 1. Д. 5. Л. 13.

[11] Там же, С. 85.

[12] Москва, часовня Пантелеимона Целителя у Никольских (Владимирских) ворот. Сайт Соборы.ру. Интернет: https://sobory.ru/article/?object=33428. Дата просмотра 25.01.2022.

[13] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262, К. 51, Е.х. 3, ЛЛ. 70 об – 71.

[14] Вышневолоцкий уезд. Метрические книги. 1827 г.// ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 14378. Л. 93 об.

[15] Игорь Марченков. «Тверь старинная». История городского и епархиального архитектора Петра Фёдоровича Фёдорова и его работы. Портал Твериград. Интернет: https://tverigrad.ru/publication/tver-starinnaya-istoriya-gorodskogo-i-eparkhialnogo-arkhitektora-petra-fedorovicha-fedorova-i-ego-raboty/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop. Дата просмотра: 02.11.2020.

[16] Пётр Фёдорович Фёдоров, архитектор. Интернет: https://web.archive.org/web/20201102033009/https://ru.wikipedia.org/wiki/Фёдоров,_Пётр_Фёдорович_%28архитектор%29. Дата просмотра: 02.11.2020.

[17] Сказания о Казанской женской общежительной обители близ г. Вышняго Волочка Тверской епархии, Тверь, 1890. - С. 85.

[18] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 6.

[19] Сказания…, С. 87.

[20] Сказания…, С. 87.

[21] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 70 об.

[22] Сказания…, С. 87-88.

[23] Сказания…, С. 87-88.

[24] Сказания…, С. 88. Примечание.

[25] И.И. Колышко. Очерки современной России/ СПб. Типография Товарищества «Общественная польза». 1887. – С. 174.

[26] И.И. Колышко. Очерки современной России/ СПб. Типография Товарищества «Общественная польза». 1887. – С. 175-176.

[27] И.И. Колышко. Очерки современной России/ СПб. Типография Товарищества «Общественная польза». 1887. – С. 175.

[28] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 71.

[29] Документы Казанского женского монастыря, Казанского и Богоявленского соборов за 1923 – 1930 гг.// Вышневолоцкий городской архив. Ф. 32. 0п. 1. Д. 11. ЛЛ. 110 об – 111.

[30] Сказания…, С. 89.

[31] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 78

[32] Там же, Л. 135.

[33] Там же, Л. 116 об.

[34] Сказания…, С. 89-90.

[35] Сказания…, С. 99.

[36] Сказания…, С. 100.

[37] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 83.

[38] Денис Ивлев. Храм-колокольня в Казанском женском монастыре и её архитектор. Сайт Георгиевского прихода с. Матвеево. Интернет: http://matveevo.prihod.ru/vyshnijj_volochjok._vekhi_istorii/view/id/1203244. Дата просмотра: 02.11.2020.

[39] Материалы о Вышневолоцком Казанском монастыре…// РГБ. Ф. 262. К. 51. Е.х. 3. Л. 83.

[40] Сказания…, - С. 169-170.

[41] Документы (список членов Совета, устав, опись имущества) Казанского женского монастыря, Казанского и Богоявленского соборов за 1923-1930 гг.// Вышневолоцкий государственный архив. Ф. 32. Оп. 1. Д. 11. Л. 113 об.

Источник: краевед Денис Ивлев

mapКазанский собор Казанского женского монастыря на карте

commentОтзывы


reklama