back b
image

Рассказ вышневолочанки Елены Зайцевой о её деде-фронтовике Тверском Степане Ивановиче

Общество
icon 11:25
icon 347 просмотров
Фото из семейного архива Елены Зайцевой
Фото из семейного архива Елены Зайцевой

 

Редакция www.volochek.life объявила акцию «Бессмертному полку в Вышнем Волочке – быть!». И сразу к нам на почту начали приходить письма от наших земляков с фотографиями и рассказами о своих предках, участниках ВОВ.

Елена Зайцева, прислала нам несколько рассказов о своём деде-фронтовике и о деде своего мужа. Спасибо Вам, Елена! Сегодня мы публикуем рассказ о Тверском Степане Ивановиче, который пропал без вести в 1941 году.

 

                                              «Они не вернулся из боя…»

Передо мной фотографии моего деда – Тверского Степана Ивановича. Дед родился в 1896 году. Вырос в деревне Алексеевское. Из отрывочных детских воспоминаний моей мамы был степенным, уважаемым человеком. Возглавлял «Общество трезвости» в своей деревне (было и такое). Служил в Гвардии Петроградском (Семеновском) полку как раз в период революции 1917 года.

Когда началась Великая Отечественная война, дед был достаточно зрелым человеком - ему было 45 лет. Его старшему сыну - 13 лет, а дочери (моей маме) – 3 года.  Мама запомнила его руки, и как он качал её, маленькую, на ноге.

13 июля 1941 года деда призвали в армию. Уходил на фронт с тяжелым сердцем, рассказывали родные. В сентябре 1941 года красноармеец Тверской Степан Иванович пропал без вести.

Уже в наши дни, на сайте obd-memorial удалось найти информацию про деда.  Последнее место службы – 285 стрелковая дивизия, 1017 стрелкового полка УкрФ. Причина выбытия – пропал без вести, 09.09.1941 в районе деревни Илларионов Остров Киришского района Ленинградской области.

Сообщение об этом хранится где-то на полках архивов в мамином деле (приобщили при поступлении в медицинское училище). Биографию Тверского Степана Ивановича можно «уложить в одну строку», и в то же время, если принять во внимание все то, что пришлось испытать и пережить ему на дорогах войны, не вместить в несколько объемистых томов. Писем не сохранилось, да и были ли они?  Он просто не успел их написать или отправить. Вероятнее всего попал сразу на передовую. По рассказам бабушки было какое-то письмо о том, что военная часть деда попала в окружение. Бойцы были похоронены живыми в выкопанную своими же руками могилу на территории Эстонии местечко Лихула.

Убитая горем жена и пятеро детей оставались, как и все в этот период, в тяжелейшей ситуации: голодали, ведь система трудодней не могла накормить. Карточек не получали. Рыба, лебеда, картофельные очистки– основные составляющие меню того времени.

День Победы в 45 – ом отмечали всей деревней: плакали, строили планы, вспоминали погибших, ждали и надеялись…

Сначала бабушка хранила «похоронку» и то письмо, потом мама рассказывала об отце то, что могла запомнить. Удивительны фотографии деда: на плотной бумаге с вензелями и словами на обороте – «фотографiя», «Петроградъ», «Семеновский полк», и очень мало информации о нем...

Многие говорят, что в послевоенные годы было не до музейной памяти: учились жить заново, голодали. Медали и письма отдавали играть детям, наверное, недопонимая всей ценности этих вещей, да и прошедшая война ещё не стала для того поколения историей.

На добрую память о Тверском Степане Ивановиче остались три фотографии да где-то на чердаке самовар с чеканкой «Общество трезвости деревни Алексеевское»

Вечная память, погибшим за наши жизни!